История

Деревня Ивановское — населённый пункт, входящий в состав Ивановского сельского поселения Истринского района Московской области. Расположена в 30 километрах западнее Москвы, недалеко от пересечения Новорижского шоссе и Московского Малого Кольца.

Территория сельского округа расположена в южной части района. На западе она граничит с Лучинским, на севере с Ермолинским, на востоке с Павло-Слободским и Обушковским сельскими округами. Южная часть границы соприкасается с Одинцовским районом Московской области.
В состав округа входят 17 населенных пунктов: д. Павлоское (центр округа), Борисково, Борки, Ивановское, Красновидово, Крюково, Ламоново, Лужки, Манихино, Обновленный Труд, Петровское, Санниково, пос. Троцкий, поселок  ОПХ « Манихино», пос. Октябрьской фабрики, пос. станции Лукино, пос. странци Манихино.

Первое известное упоминание об Ивановском относится к 1490-1499 годам, когда оно принадлежало Пафнутьеву-Боровскому монастырю. В 1784 году сельцо принадлежало Коллегии экономии. По сведениям 1864 года в Ивановском было имение купца Павла Григорьевича Цурикова, отец которого основал близ деревни суконную фабрику. В 1887 года Ивановское вместе с фабрикой приобрел Сергей Максимович Попов, владевший селом до революции. В 1784 году в деревне Ивановское проживали 200 человек, в 1859 году – 311 человек, в 1899 году – 371 человек. В 1868 году в Ивановском был освящен храм Успения Богоматери, построенный на средства Павла Григорьевича Цурикова.

Карта Московской губернии из атласа горного училища 1792 года

Карта ИвановскоеКарта деревни Ивановское

Цуриков

С XIX века село Ивановское (ныне деревня) стало известно своей суконной ткацкой фабрикой Г.М. Цюрикова. Предлагаем вашему вниманию статью краеведа Сергея Мамаева.

Павел Григорьевич родился 16 января 1812 года (3 января по старому стилю) в усадьбе Голохвастовых Покровское-Рубцово в семье дворовых Григория Михайловича Цурикова и его супруги Матрены Анисимовны. Григорий Михайлович был специалистом по установке плотин и в 1817 году устроил сукновальную мельницу на реке Истре близ деревни Ивановской. Сначала на мельнице занимались только промывкой и валянием сукон, а в 1830-х годах Цуриков установил ткацкие станки и начал самостоятельно вырабатывать сукно. Но ведь на организацию производства простому дворовому человеку необходимо было найти средства. Ответ на это дает в своих воспоминаниях игуменья Аносинского монастыря матушка Алипия (Таишева). По ее словам, после войны с Наполеоном на своем огороде Григорий Михайлович обнаружил бочку с драгоценностями, вывезенными французами из Москвы. Часть драгоценностей пошла в казну, а на остальное Цуриков организовал в Ивановском суконную фабрику. Приблизительно с 1835 года в управлении фабрикой стал принимать участие сын основателя Павел Григорьевич Цуриков, а спустя десять лет в «Атласе промышленности Московской губернии» он уже назван единоличным владельцем мануфактуры.

 

 

ЦуриковаВ 1837 году Павел Григорьевич венчался в Петропавловской церкви села Лужки с жительницей Воскресенска, дочерью коллежского асессора Анной Сергеевной Мингалевой.

Суконная фабрика, постепенно разрастаясь, достигла своего полного расцвета после Крымской войны и стала одной из главных в России по своим оборотам. Как человек высоконравственный Цуриков был озабочен поддержанием на фабрике и вокруг нее здоровой обстановки. Павел Григорьевич настоял на том, чтобы все близлежащие к фабрике селения на расстоянии 8 верст не позволяли открывать у себя питейные дома, за что Цуриков платил обывателям этих селений ежегодно «не меньшую сумму, чем какую они могли получать с этих заведений». Благотворительная деятельность Цурикова, помимо той, которая была направлена непосредственно на облегчение условий жизни рабочих, развивалась по нескольким направлениям: он был церковным старостой храма близлежащего села Лужки, регулярно снабжал съестными припасами находящийся в пяти верстах от фабрики Борисоглебский женский монастырь в Аносине. Павел Григорьевич вырос на примере своего отца, который, разбогатев, ежегодно в день Благовещения отправлял в Аносинский монастырь целый обоз с хлебом и крупой, но имя своего благотворителя в обители узнали только после его смерти. В том же монастыре Павел Григорьевич на свои средства в 1854 году построил келейный корпус и новый странноприимный дом, в 1867 году – отремонтировал и расширил Троицкий храм и подарил большой колокол на соборную колокольню, а в 1870 году – построил новую каменную ограду.

В середине XIX века Павел Григорьевич Цуриков начал финансово помогать ремонтным работам в Новоиерусалимском монастыре: в 1856 году на его средства была обновлена Рождественская церковь, а в 1861-1862 годах в ней возобновили позолоту иконостаса. Наивысший расцвет благотворительной деятельности фабриканта в Воскресенском монастыре приходится на середину 1870-х годов. В 1873 году он изъявляет желание возобновить иконостас в соборе. В том же году между ним и архимандритом Леонидом (Кавелиным) заходит речь о золочении куполов, которые совершенно облезли и за два года до того были закрашены масляной краской. Цуриков же позолотил и часовню Гроба Господня, освященную в 1876 году, а также надвратную церковь и церковь Рождества Христова. В 1874-1876 годах благотворитель израсходовал на реконструкцию храмов Воскресенского монастыря 150 000 рублей. Благотворил Павел Григорьевич и Саввино-Сторожевскому монастырю в Звенигороде. В частности, в 1862 году на его пожертвования был выстроен каменный Саввинский скит, как «памятник духовных бдений и молитвословий Преподобного». Тогда же «для помещения при нем четырех человек братии» был устроен одноэтажный каменный корпус, который обнесли каменной оградой с тремя башнями.

После смерти по духовному завещанию большинству храмов и монастырей, которым Цуриков благотворил при жизни, были переданы капиталы на их содержание

Много средств потратил он и на развитие образования, будучи попечителем сразу трех учебных заведений: Лужковского сельского приходского училища, открытого сельского училища при Успенской церкви и Воскресенской школы. В 1870 году Цуриков стал членом Звенигородского учебного совета и за полезную деятельность на поприще отечественной промышленности был пожалован званием мануфактур-советника. Но и этим не ограничивалась забота благотворителя о ближних. Он помогал пострадавшим от пожара, всем умершим отпускались от него гробы, что было большим подспорьем при затратах на похороны, больным предоставлял бесплатное лечение в больнице при фабрике, инвалиды получали от него ежемесячное содержание. Для всех двери дома благодетеля были отворены, всякий нуждавшийся получал помощь. За свою благотворительную деятельность до самой своей кончины Павлу Григорьевичу жаловались различные чины и награды. В 1858 году он получил золотую медаль на Станиславской ленте за службу церковным старостой в церкви села Лужки. Спустя пять лет ему был пожалован орден святого Станислава III степени за пожертвования на устройство православных церквей в Литовской епархии. В 1864 году Цуриков был возведен в потомственное почетное гражданство, а позже по ходатайству Святейшего Синода его наградили орденом святого Станислава II степени с императорской короной (1866 год), орденом святой Анны II степени с императорской короной (1868 год) и орденом святого Владимира IV степени (1871 год) с правом потомственного дворянства. В 1873 году за особенное усердие в пользу Ивановского девичьего училища в Санкт-Петербурге и состоящей при этом заведении церкви, благотворителю был пожалован орден святого Владимира III степени. За два года до своей кончины по ходатайству Святейшего Синода Цуриков стал действительным статским советником. Но земная жизнь любого, даже самого праведного, человека конечна. В 1878 году, 18 января (5 января по старому стилю), «известный благотворитель и друг человечества» Павел Григорьевич Цуриков скончался.

После смерти Павла Григорьевича Цурикова осталось немалое состояние, в том числе и суконная фабрика. Наследство его распределилось на дела благотворения и жене, дворянке по происхождению, Анне Сергеевне Цуриковой. В 1887 вдова Цурикова продала фабрику в Ивановском «по заведомо низкой цене» Максиму Ефимовичу Попову и переехала жить в Воскресенск, где продолжила заниматься делами благотворительности. Анна Сергеевна скончалась в 1907 году и была похоронена на территории Воскресенского Новоиерусалимского монастыря.

До наших дней сохранилось красивое надгробие Цуриковой, украшенное мозаикой с изображением Божией Матери, выполненной по рисунку Виктора Михайловича Васнецова. А вот склеп самого Павла Григорьевича после закрытия советскими властями Успенской церкви был вскрыт и разорен. Грабители думали, что он, как получивший дворянский титул, был захоронен с пожалованной ему золотой шпагой. Но ни шпаги, ни других сокровищ в склепе не оказалось. По сути, надгробный камень Анны Сергеевны Цуриковой является на данный момент единственным памятником семье благодетелей Звенигородской (ныне Истринской) земли. А ведь такие люди достойны большей награды за свои заслуги перед нашими предками.

Не обошли стороной деревню Ивановское и боевые действия Великой отечественной войны 1941- 1945 годов.

ПамятникПо земле сельского поселения Ивановское военный вихрь пронесся в самом начале войны, осенью 1941 года. Защищали ее солдаты  108-стрелковой дивизии.

5 марта 1942 года в воздушном бою над деревней был сбит советский самолет. Экипаж летчиков, в который входили командир Шульгин, лейтенант Комков сержанты Смирнов и Угрюмов, похоронены в  братской могиле в деревне Ивановское.

Над могилой стоит памятник: улыбающейся летчик по-отцовски обнимает мальчика, который держит в руке сделанную модель самолета. Сын тоже будет летчиком и защитником своей страны.   Памятник стоит недалеко от места падения. Сосны стали свидетелями этой трагедии. У многих из них нет верхушек, падая, самолет срезал их.Список летчиков

Использованы материалы информационной сети Internet